у зеркала

Человек подошел к зеркалу и привычно взглянул на свое отражение в длинном овальном стекле. Зеркало «вмещало» его в полный рост и позволяло видеть себя в «интерьере»: стол за спиной, шкаф с книгами сбоку и чуть дальше, позади стола – небольшое окно с пасмурным небом в нем… Человек, обычно мельком смотревший в зеркало перед тем, как выйти из квартиры, на сей раз дольше обычного задержал взгляд на своем отражении…
Улыбнулся… Все, отраженное в зеркале, увиделось, как картина, написанная весьма неплохо: и тона одежды, и цвет стола и стен, и даже небо в окне – все было как-то гармонично, и расположение «предметов» имело некий ритм и смысл. Центром композиции, конечно, был сам человек, его лицо, глаза, серо-голубой цвет которых оттенял «кусочек» неба в окне…
«А ведь неплохо. Даже красиво. Интерьер гармоничен и подчеркивает мое симпатичное умное лицо», – подумал человек, отметив при этом в себе определенные художественные наклонности…
Уже собравшись отойти от зеркала, задержался. Что-то притягивало внимание. Не отпускало.
- Что это? Самолюбование?
«Не отпускало» действительно собственное лицо… – глаза. Глаза смотрели на него из зеркала, словно были чем-то отдельным от него самого. В «картину» в зеркале, полную гармонии, не вмещались только глаза. И даже не сами глаза, а зрачки. Из зрачков в зеркале смотрела Даль, Глубина, Неизвестность…
- Я схожу с ума? Какое странное ощущение. Почему раньше я этого не чувствовал, не замечал?
Зрачки в зеркале излучали Тепло, Свет и еще что-то, о чем нельзя было сказать: «это я».
- Ведь это я, мои глаза. Но почему, глядя в зрачки, я ощущаю нечто, что не является мною. Но это нечто влечет, зовет, притягивает… Оттуда, из глубины зрачка, веет Надеждой. Надеждой? Да, Надеждой словно бы на некий Далекий Свет или на Счастье – равно как Бесконечное, непреходящее, так и неизбежное, сужденное… или…
Человек уже не мог оторвать взгляд от стекла. И хотя маленькая змейка мысли «о нереальности происходящего» еще шевелилась, сердце все же ликовало.
Отдавшись чувству, человек устремился туда, вглубь себя, куда «звали» зрачки… Одновременно с этим вспомнив себя ребенком, прильнувшим к ограде ворот детского сада. Там, за оградой – жизнь…, большая, с множеством людей и событий. Ищущее воображение уже рисует картины необычного пути, свободы. Здесь, внутри ограды, – дети, воспитательница, которая будет недовольна, если он выйдет за ворота площадки. И как тогда, в детстве, так и сейчас, боролись сердце, влекущее вдаль, и ум, говорящий: «стой, будь со всеми». Сделав глубокий вдох, тогда, в детстве, он быстро нырнул между прутьями ограды, и пошел по широкой, людной улице. И сейчас, стоя перед зеркалом, человек отдался полету, как бы отпустив себя туда, внутрь зрачка. И как тогда, в детстве, не думая, куда и зачем он идет, отдаваясь радости движения в неизвестность и ощущая в сердце трепет каких-то ожиданий и предчувствий, так и сейчас, человек ощущал это движение… – в том потоке, льющемся из Глубины…
- Стоп… Ум, словно споткнувшийся о камень ребенок, сказал: «остановись». «Что это я… Пора идти. Сумасшедший мечтатель». Тогда, в детстве, ребенок, споткнувшись о камень, почувствовал боль и страх, которого не было раньше: «Что это ? Где я? Надо обратно… А-а-а-а…» И через несколько минут уже улыбался в объятиях воспитательницы.
…Часы, стоявшие на столе и также отражавшиеся в зеркале, показывали прошедшие всего 4 минуты. И все же тогда, сидя на коленях воспитательницы, он чувствовал: там, «за оградой», была какая-то необычная, большая жизнь…
…Половина жизни прошла. Но где же «та» жизнь? Огромная, широкая, с бесконечностью влекущего потока, с неизвестной Далью…
Комната, книги… спешащий «по делам» человек…
«Окна зрачков» в зеркале… Там – манящая Даль… Свет, Путь, Надежда…
«Нет же! Не вернусь!» – И человек снова отдался этому ощущению полета, глядя в отражение зрачков в зеркале… Увиделась Жизнь, большая, бесконечная. Поток увлекающий был полон Света. Все заполнено Светом. «Сердце», – подумалось. «Это Сердце…»
Поток увлекающий был полон «лучей»… Идеи, искры неких мыслей, которые не могли быть оформлены, ибо их было множество, десятки, сотни – искрились – озаряли радостью…
«Я… Это Я?… Нет. Это Жизнь… Это Бесконечность… Но где же – «Я»?
Разум вновь вернул «голубоглазого умного» человека «в интерьере»… Нет! Нет! Не это! Не надо «я»! Пусть останется Бесконечность. Эта Жизнь, полная Движения, Света, полная этих дивных «касаний», несказуемых идей, рождающих чувство бесконечного знания – разумения…
Звонок в дверь…
Человек, переведя дыхание, медленно отворил… жене…
- Что это с тобой? Я жду, тебя нет. Как ты себя чувствуешь?
«Как нелепо: «ты себя»…
«Она обращается не к тому, кто ищет эту сияющую Бесконечность, а к тому, кто стоит в этом зеркале».
…Ребенок уже не плакал; сидя в комнате на коленях утешающей воспитательницы, он рассматривал внутренним взором широкую, уходящую вдаль улицу… «Куда она ведет?... Далеко ли?... Что там?»
- Пойду снова. Обязательно… Встречу людей… Какие там люди?...
…Человек улыбнулся жене и, взяв ее под руку, вышел из квартиры… Идя по шумной улице большого города, так похожего на комнату с «гармоничным» интерьером и краешком неба в «окне», он изо всех сил старался не «выйти» из этого открывшегося Потока – открывшегося в Сердце, и несущего в Даль, в сияющую озарениями Бесконечность…
Ум, с его маленьким страхом: «вернись, будь со всеми», – остался там, в комнате, …у зеркала с «гармоничным интерьером и краешком неба в стекле, хорошо оттеняющим глаза…»