Тысяча и одна причина

Ах, какойПечальный день в долине призраков. Но даже у боли есть свое очарование. Даже боль может навеки исказить( преисполнить высшей добродетелью) любящие сердца. Ослепляющее, липкое, теплое смежит, склеит усталые веки, обоюдоострая, великолепная в своем сверх-земном унынии она выросла среди моего бесполезного бытия...Мириады красных капель, ужасающе красных по прау рождения стекают за границы всякого пространства... Беги же, моя маленькая тонкая сестренка, пусть маленькие черные глазки бегут любого пространства которое еще смеет называться определенным...моя жизнь!..

Человек в мельнице света отделил меня от моей плоти.Когда я посмел устремить свое зрени в себя, то мельком заметил то, что ты называла саморазрушением, и почувствовал сходное удовольствие, разделенное желание умереть. Наполни же меня своим холодом, среди всей своей пустоты, я с благодрностью приму всю твою боль. Смерть только умственное положение. Маленькая сестра еще чувствует как-то...что только глаза еще живы. А вершины все еще так заоблачно высоки... Среди темных облаков, сквозь которые стекаешь вниз,вниз, вниз...Она боится всех обитателей темноты, которые в свое слепоте никогда не познают искушающего дара видения.

Она не видит,но чувствует присутствие мертвых умов, аморфных остывших тел плещущихся меж скал. Бледные ангелы поцелуем возвращают полумертвые души обратно в камень...пробуждение.

А там, два солнца еще танцуют жестокие танцы в темных облаках. (Два сердца?) Это печальный день в долине теней...