Творчество.

 (400x533, 51Kb)
Сегодня приехала мама из Брюсселя. Привезла коробку шоколадных конфет. Даже не просто конфет, а трюфелей. Никогда мне еще так не хотелось шоколада... Мне показалось, что я съела всю эту несчастную пачку, но так и не наелась. И мне что-то не хватало. Через некоторое время я поняла: мне не хватало ее теплоты. Ведь это пожалуй единственное существо, которое может меня полностью не понимать, но безотчетно любить. Любить, снося весь мой едкий истеричный характер, любить, не обращая внимания ни на что. И я пытаюсь ценить эту любовь. Жаль, иногда забываю...
Вчера написала. Будут интересны комментарии.
Слияние.
Они стояли на крыше, вслушиваясь в беспокойные звуки города. Одна девушка была в черном костюме, в галстуке и в дополняющих ее деловой стиль очках. Другая в кружевном белом платьице и до безумия кудрявыми волосами, в которых просматривались ленточки. Когда их беспокойные взгляды встретились, начался спор:
- Я знаю, почему ты такая холодная и безчувственная.
- И почему же?
- Когда-то ты бежала от боли и ты нашла выход. Ты забыла что такое любовь, радость и восторг. Ты точна, как сантиметровая линейка. И я ненавижу тебя за это.
- Порезы, боль, слезы, истерики- это для тебя чувства. И значит это хорошо?
- Возможно это лучше, чем пустое холодное сердце и постоянная тяга к рационализму. Тебе еще не надоело быть во всем точной, спланированной и практичной. Радость или горе... не имеет значения. Тебе безразлично. Взгляд свысока, поиск информации, самоконтроль- составляют смысл всей твоей жизни.
- Просто я не так как ты проявляю свои эмоции.
С этими словами леди в костюме достала пачку дорогих сигарил и закурила. Кудрявая девочка чуть нахмурилась:
- Ты их вообще не проявляешь.
- И мне хорошо. Я читаю книгу и нахожу в ней по-своему красивое и информативное- у меня появляется интерес. Если эти строки еще будут отражать и мою философию- появится даже восторг. Я говорю только с интересными мне людьми, но не с теми, кто будет ныть и вынуждать меня слушать их роскозни о голубом небе и пении птичек. Или же будет захлебываясь слюнями рассказывать о недавно прочитанном сентиментальном стихе. Мне также неинтересна большая взрослая любовь больших взрослых девочек. Толк всего этого? Выгода?.. Я знаю, что ты подразумеваешь под чувствами. Более того, я вижу то, чего не видит никто: эти детские выходки с порезами...
- Зачем ты говоришь это? Ты же знаешь, что это не повторится больше никогда! Я стыжусь этого поступка больше всего на свете... Но твое сердце столь огрубело, что чувства других тебя не волнуют.
- А почему собственно они меня должны волновать? У меня свои проблемы, свои убеждения, своя в конце концов жизнь.
- Да. Я знаю. Отгородившись от всего мира, тебе стало спокойно и уютно. Ты не пропустишь через себя ни одной эмоции или чувства, которое может пошатнуть твой рациональный мирок со всеми его догмами. Все твои слова звучат продуманно и ложатся на слух неоспоримыми фактами, но суть их- твоя собственная слабость...
-Молчи! Ибо ты тоже несовершенна.
- Конечно. Мое несовершенство очевидно. Я ищу Красоту, а нахожу Безумие.
- Когда-нибудь игла этого мира и тебя познает как ткань и ты станешь вышитым словом "Не верю".
- Когда-нибудь твой продуманный мир постигнет слово "Внезапность" и ты упадешь, не способная устоять под тяжестью капель дождя.
- Мне все равно.
Кудрявая девочка игриво свесила ногу, усевшись на самом краю.
- А сейчас? Сейчас я тебе тоже безразлична?
- Возможно.
Тогда она наклонилась к самому краю и широко улыбнулась, но в ее огромных голубых глазах блестели слезы.
- Тогда прощай. Тебе будет легче жить в этом мире. Он любит таких как ты.
Тут ее обхватили руки собеседницы и их захват казался непривычно нежным.
- Постой. Ведь я люблю тебя. Люблю твой детский мир, со своими мыслями, радостями и печалями. Мир с болезненно голубым небом над головой. Я люблю твои игры со страницами сказочных книг, твое томление природой, твою добрую и открытую улыбку, твои медленно набухающие чистые слезы. И особенно я люблю шаловливые ленточки в твоих кудрявых волосах. Ты должна быть рядом со мной. Иначе я задохнусь в этом мире сухих фактов и безчувственности.
- Под час мне кажется, что более совершенного существа я не встречала. Твоя голова всегда забита делами, книгами, новыми идеями. Без тебя я бы превратилась в очередную фантазию или сошла с ума.
Их волосы, кожа, глаза и тела слились воедино. Теперь на крыше сидела лишь одна девушка в делом костюме и кудрявыми волосами, повязанными в хвост белой лентой.
Когда небо покрылось пеленой туч, она беззаботно кинула пачку сигарил вниз и ушла прочь.