То самое

Порой накатывает ощущение счастья, тихого и спокойного, словно игра солнца на морской глади. И повода нет, и не сделал ты ничего, а счастье – вот оно, даже руку протягивать не надо, лишь сиди и жмурься, как кот на солнышке.

Есть теория (или же моя собственная выдумка – шут знает), будто вся наша жизнь – лишь подготовка к смерти. И погребальный обряд, местечко на кладбище и золотой памятник – не совсем то, что я имею в виду. Мы своими поступками, мыслями, чувствами сами лепим, овеществляем, извлекаем из небытия свое посмертие. И осознав это, видишь, как мир обретает смысл, каждое событие кажется естественным и необходимым, словно дыхание.

Старая шутка: «Жить надо так, чтобы в конце, на небесах, тебя отправили обратно со словами – «А повторить то сможешь?» Но нет – хоть возвращение обратно тоже, в каком то смысле, движение вперед, этот вариант меня не устраивает. Смерть – это распад, разрывание на части того, что еще мгновение назад дышало, чувствовало и мыслило. И подготавливаясь к смерти, мы должны стать крепче, что ли. Устоять, выдержать, выдюжить, не утратить ту огромную малость, ради которой все и затевалось. Живя в счастье, осознавая себя, смерть, жизнь и их смысл, мы делаем свою душу крепче и совершеннее, приближаемся к тем легкомысленным, смеющимся, всемогущим небожителям, которыми нас задумывал Творец.

«Он был беспредметен, этот смех, он был только светом, только прозрачностью, он был тем, что остается в итоге, когда подлинный человек, пройдя через людские страдания, ошибки, пороки, страсти и недоразумения, прорывается в Вечность…»
Гарри Гессе «Степной волк»

«Каждый прожитый день – счастье», «Каждый прожитый день приближает нас к смерти», это верно, но не противоречиво. Улыбнитесь свой смерти, словно старой подруге (тем более она и так всегда держит одну руку у вас на груди, а вторую на затылке), улыбнитесь отражению в зеркале, почувствуйте тот смысл, то дыхание о которых я пытаюсь сказать, хоть и понимаю что не получается, не выходит, не найти таких слов при моей словесной нищете. И может быть, однажды, она уйдет, не желая тупить косу о вашу алмазную душу.

Шутка в том, что вам к тому времени будет уже все равно.