СВИДЕТЕЛИ ИЕГОВЫ И ВСЯКОЕ-РАЗНОЕ, МАЛО С НИМИ СВЯЗАННОЕ

 (340x570, 132Kb)
Меня здесь, в Америке, регулярно навещают свидетели Иеговы; приходят они обычно днем, в будние дни, когда я на работе.
И оставляют для меня в дверях очередные номера религиозных журналов.
Впервые они появились где-то лет пять-шесть тому назад. Была суббота, я сидел дома, смотрел телевизор, и тут звонок. Открыл дверь и ошалел: на пороге стояли и приветливо мне улыбались две тетки! В Америке таких редко увидишь, - разве что на экране телевизора.
По своему опыту, правда, я знал, что если американка, едва познакомившись, начинает улыбаться, охотно и непринужденно поддерживает разговор, а потом легко соглашается посидеть с тобой тет-а-тет где-нибудь в кафе – не обольщайся. Скорее всего, она просто хочет затащить тебя в свою…куда бы вы думали? Не угадали. В свою церковь, - вот куда. А там представит вас своему пастору, дабы сделать из вас новообращенного христианина. То-есть, возвращенного на стезю истинной религии.
Замечу, что я и тогда, только увидев теток, зразу заподозрил, что дело пахнет ладаном. Но дрогнул и завязал с симпатичными Свидетельницами непринужденный разговор. По моему акценту они сразу определили, что я иностранец, выяснили, что русский, и предложили снабжать меня журналами «Сторожевая башня» на русском языке.

Надеясь на более интересные контакты в будущем (как оказалось – зря) я согласился, и с тех пор стал регулярно получать их религиозные журналы. Более того, я даже иногда стал почитывать эти журналы, когда ничего другого, более путного, под рукой не оказывалось.
Не люблю играть втемную, и тем более, врать. Потому в одну из встреч с тетками я честно им признался, что взглядов, проповедуемых в их журналах, я не разделяю и правоверным Свидетелем Иеговы не вижу себя ни при каком раскладе. Они огорчились, но деликатно поинтересовались: а хочу ли я, с учетом вышесказанного, и далее получать их журналы?
Я ответил – «okay».
В результате, за прошедшие годы я досконально усвоил, чем же, собственно, Свидетели Иеговы отличаются от других конфессий, как они интерпретируют Библию, и что они не приемлют в ее альтернативных толкованиях. Ну а попутно, - получше познакомился как с самой Библией, так и с основами других мировых религий. От своих Свидетелей я получил книгу «Человечество в поисках Бога» и с удивлением обнаружил, что это – великолепный справочник по основным религиям мира. Главное – очень лаконичный справочник, что очень важно, - у меня просто нет ни времени, ни желания читать какие-либо монументальные труды.
Да, собственно, и незачем. Я не собирался вставать под знамена каких-либо конфессий. Религии, как таковые, меня интересуют мало. Мною двигала и двигает элементарная детская любознательность. Все хочется понять, что там внутри. В том числе, почему мы, земляне, такие… как бы это выразиться помягче?… - такие странные существа? И, в особенности, - почему у нас так сильно развит стадный инстинкт? Почему нам непременно надо в стадо, и чтобы там обязательно был пастух с кнутом или с крестом?
В этом смысле я ощущал себя выродком этого племени всю свою сознательную жизнь. Вид любой организованной толпы, да еще с самовлюбленным вожачком во главе, немедленно вызывал у меня неудержимый приступ тошноты…
Посему, не случайно, что уже в характеристике, выданной мне по окончании техникума, среди всего прочего отмечено, что сей нехороший товарищ Ваня Дрю постоянно «пытался противопоставлять себя коллективу». Более того, руководство техникума вкатало в эту характеристику еще и подлую ябеду о том, что данный субъект в общественной жизни никакого участия не принимал, сколько ему это по-хорошему не предлагали… Более того, он один из всей учебной группы отказался стать комсомольцем; из-за этого несчастная учебная группа «так и не смогла стать полностью комсомольской». За целых 4 года! Кошмар!
Поступить в ВУЗ с такой характеристикой было практически невозможно. Но мне совершенно немыслимо повезло: Госпожа Удача подыграла и в питерский ВУЗ, причем достаточно престижный, я-таки, поступил.
Все это, конечно, тогда было чистое мальчишество с моей стороны. Никаких четких оппортунистических идей и принципов у меня в ту пору и в помине не было. Только уж потом, в Америке, много лет спустя, я сформировал для себя более или менее четкие правила поведения, коих стараюсь придерживаться и по сей день.
Самое забавное, что из книги, полученной от «Свидетелей», я не так давно вдруг установил, что мои нынешние взгляды на мир по своей гносеологической сути близки к идеалам раннего даоизма. Надо же! Чувствую теперь себя, как тот литературный персонаж, который вдруг с удивлением обнаружил, что он, оказывается, говорит не просто так, а, оказывается, в прозе…
Все это – присказка.
О более серьезных вещах – в следующий раз.