Сказка О Доказательсве Любви

Когда-то в большом Городе, запорошенном снегом, в квартире под самой крышей, жили двое – О н и О н а. Над Городом почти всегда были тучи, из которых шел то снег, то дождь, то даже град, но люди не расстраивались, они умели ценить солнечный день как никто другой. К тому же они не знали, что бывает по-другому, а если им говорили – не очень-то верили.
А еще в городе безумно любили звезды, каждый был немножко звездочет и мог запросто сказать, когда будет полнолуние или в каком часу лучше наблюдать то или иное созвездие.

О н и жили в этом Городе с рождения, жили совсем рядом друг с другом и ходили по тем же улочкам, заглядывая в те же лавки, но познакомились только несколько лет назад и то совсем неожиданно. Иногда О н и задумывались над тем, как же плохо было бы если не.… Но чаще просто радовались тому, что есть О н и.

О н и любили друг друга, о да! Любовь их была столь удивительна, что на небе ни дня не проходило без разговоров о них. Ни у кого не было постоянно столько ангелов-хранителей. И никому они не были так не нужны как И м, и хоть ангелы это прекрасно понимали, было здорово купаться в лучах их счастья.

Но О н об этом не знал, считая, что любовь его кажется ничтожной и незаметной даже Е й, куда уж кому-то еще. Но если до других ему дела не было, то думать о том, что она, возможно, и не знает, о силе его чувства было невыносимо. Он говорил ей о любви. О, сколько тысяч слов он произнес, сколько раз шептал «люблю», силился придумать хоть что-то новое, не быть банальным. Как он боялся, что она решит, что слова – всего лишь слова, как, впрочем, думал он сам.

И однажды он решил, что обязательно должен доказать Е й свою любовь, как угодно, любой ценой. Но как это было сделать в нашу ужасную эпоху? Драконов и демонов всех перебили много столетий назад, великие Злодеи ушли на пенсию или умерли, граали все найдены и находятся в частных коллекциях или в лучшем случае в музеях на радость искусствоведам. Даже за тридевять земель можно добраться всего-то за пол дня на самолете…

О н пытался писать стихи, но стихи – те же слова, просто еще срифмованные. Он пытался сочинять музыку, но получалось слишком глупо, хоть Е й и нравилось, или она так говорила. За что бы он ни брался, все Е м у казалось мелко, недостойно Е е. Тогда он достал ей упавшую звезду, она горела в руках, но не жгла. А потом звезда погасла, превратившись в камень, потому что звезды не могут жить на земле, даже в самых заботливых руках.

О н а смеялась над его попытками, но смех с каждым днем становился все грустнее, и на лице, беззаботном и веселом, появилось озабоченное выражение.

А он не унимался. О н должен был, он обязан был сделать что-то, чтобы она поняла, все поняла до конца.

Он твердил себе это постоянно, много блуждал по вечерам, и ангелы взволнованно смотрели на него, шептались, думали, как помочь любимцу.

И в одну из ночей ему приснилось Небо, бескрайнее черное небо, полное звезд. О, как они были прекрасны, по сравнению с ними, вечными, О н ощущал себя ничтожным, незначительным человечишкой.

В ту ночь он наконец-то понял, что ему нужно – самому стать звездой, чтобы вечно освящать по ночам Е й путь, чтобы никогда не сбылся его главный страх – не быть рядом, когда ей будет одиноко.

Их Город, появившийся из юной реальности, был, как и она, молод, желания в нем исполнялись, как только обретали форму, хоть об этом многие и не знали. О н только успел осознать свою мечту, как она уже исполнялась.

Утром О н а проснулась одна, Е г о, такого родного и близкого, почему-то не было рядом, хотя никогда он не оставлял ее в одиночестве. Лежать одной было как-то непривычно, и она встала. Еще не рассвело, небо было чернильно-черным и, о чудо, были видны звезды. Она вышла на балкон, бросила быстрый взгляд на небо – не померещилось ли? – и бросилась искать по квартире Е г о, такую редкость она привыкла делить с ним. Но Е г о нигде не было, и, немного расстроенная и довольно сильно растерянная, О н а опять вернулась на балкон. Приглядевшись, она поняла, что с небом что-то не так, все звезды, хоть и редко появлявшиеся, но такие знакомые, как будто перемешались, уступив место еще одной незнакомой. Она внимательно всматривалась в звезду. Откуда та могла взяться?

О н а долго смотрела на эту странную новую звезду, долго ждала Е г о, а затем, уже на рассвете, легла спать.

А он не спал, звезды вообще не спят. И пусть их не видно половину времени с земли, у звезд много дел и на другой стороне: ночью они смотрят на землю, а днем обмениваются новостями да перешептываются с ангелами.

Всю ночь О н смотрел на нее, но, почему-то, не увидел в ее глазах счастья, напротив, она пристально вглядывалась в небо, неужели видела его?

Потом она много раз выходила на балкон и глаза ее чаще были полны слез, а не смешинок, как раньше. Но О н не мог ее утешить или спросить, в чем причина, только светил ярче, улыбался улыбкой звезды, а больше он ничего не мог. Он просил ангелов помогать ей, но ангелы смущенно отворачивались, может быть им было известно больше чем Е м у?

Он не знал. О н только понял, что почему-то она совсем не рада тому, что он – ради нее! – стал Звездой. Через сколько-то ночей, он быстро потерял счет, он понял, что и жизнь звезды не такая, понял, что хочет просто обнять ее, поцеловать макушку, вдыхая запах волос, а вовсе не смотреть с высоты неба, ведь это так далеко! И тогда он решил вернуться назад и всей силой души пожелал. Он не знал, что единственный способ звезды вернуться на землю – это упасть, чтобы потом через несколько дней погаснуть насовсем, что у звезд не должно быть желаний, ведь они все равно не сбываются.

А О н а еще долго жила на земле, каждую ночь выходя на балкон и глядя вверх на Звезду, которая появилась, когда О н ушел. Теперь ночью в Городе не было туч.Никогда.

13 сентября,ночь.