РИГА-2009

 (227x425, 78Kb)
…Когда-то всё это было довольно романтично. Ночь болтаешься над Атлантикой, и рано утром резво мчишься на свой следующий Боинг, по пути размышляя о том, что вот совсем рядом, в десятке километров отсюда, Париж, или, там, Лондон, - а ты вот увидишь их только сверху, через иллюминатор самолета…
Сегодня бросок через океан – это банальная проза. И необходимость поменять в течение суток один за другим три или четыре самолета уже не воодушевляет. Опять же, не добавляет романтизму предполетное security в аэропорту отправления, где тебя разувают, раздевают и просвечивают вплоть до последнего позвонка, а содержимое твоего багажа исследуют и изучают вплоть до зубной щетки…И пошло-поехало… Взлёты, посадки – Миннеаполис, потом Вашигтон, шесть часов спустя – Амстердам. Там - опять security, снова тебя просвечивают и пронюхивают…Утешает только то, что плюхнешься затем в кресло самолета и принесут там для расслабона вина, а то и коньячку, ежели попросишь…А вот кофе там жуткий, - как в МакДональдсе.
Лечу в Ригу, откель я родом. Впрочем, никакой ностальгии. Хотя, признаюсь, у меня, была и осталась некая слабость к прибалтам. Нет, не в том смысле, что прибалты какие-то слишком уж особенные. Но они в основной своей массе, я бы сказал, как-то по-особому элегантны в общении; совершенно не похожи в этом качестве на нас, русских…

…И вот брожу по Риге и глазею направо-налево. Первое, потом уже не проходящее впечатление, что сегодняшняя Рига – это город граффити. В жизни не видел города, изгаженного до такой степени. Размалевано все – стены домов, заборы, киоски, - словом, любая вертикальная поверхность, куда можно плюнуть краской из пульверизатора…Такого стремления к самоутверждению я нигде прежде не видел, разве что когда-то - в бесплатных туалетах в стране зрелого социализма. Рижским властям давно пора бы начать выдавать бесплатные лицензии на отстрел этой чрезмерно расплодившейся популяции племени, зараженного граффитной чесоткой.
Впрочем, властям здесь не до этого. Сегодня до них дошло, наконец, что время выкорчевывать посаженное и швырять камни в ненавистного российского соседа ушло навсегда в прошлое. И пришло время собирать камни и все то немногое, что еще осталось, помимо камней. Этот идиотский метод строительства светлого будущего, видать, сидит в генах у любого народа: сначала надо все разрушить «до основанья», а вот затем…А вот затем и получается, что мы не раз уже проходили – «кто был ничем, тот стал никем.»
По Шуфутинскому.
В свое время тутошние энтузиасты так увлеклись, разрушая ненавистный им «мир насилья», что и не заметили, как развалили до основанья и всю экономику…Ломать – не строить. И вот едешь по Риге и вспоминаешь: вот здесь был знаменитый на весь Союз завод «VEF»; здесь – вагоностроительный завод («Varonis»?); здесь – велосипедный завод, а здесь – трикотажная фабрика «Mara»; там – радиозавод имени Попова…И так далее…Но это – в прошлом.
Когда проезжал мимо бывшего «VEF»а, в памяти всплыла сценка из Пантелеймона Романова…
Разговаривают двое мужиков:
- А до революции это большой завод был?
- Еще какой большой! Пять недель ломали!...
Мне объясняли, что при переходе к рынку такие вот потери неизбежны…Естественно. Ибо нет другой такой возможности набить полные карманы, разрушая мир насилья, лихорадочно отвинчивая и откручивая…
Но сегодня я здесь всего-навсего – заморский гость, чужак, так сказать, и приехал в Ригу просто погостить. Побродить по Старому Городу, по Рижскому взморью, съездить в Цесис и Сигулду, и так далее. Словом, - расслабиться, забыть про компьютер и на некоторое время отключиться от каждодневной суеты.
По Уайльду, простые удовольствия – это последнее прибежище…Хотя, конечно, есть в этом утверждении некий снобизм. Как говорил один мой коллега, «мне бы ваши проблемы»…
И ведь где-то был прав.
Ну и последнее. Когда-то здесь, на «VEF»е работала моя мама, а я проходил здесь производственную практику по специальности…
Помнится, я с большим интересом смотрел, как инженерно-технический персонал, гордо храня традиции передового европейского предприятия, в условиях склонявшегося к застою социализма изучал производственный опыт старины Форда и смело внедрял самые прогрессивные зарубежные методы организации конвейерного производства. Здесь начинали с выпуска аэропланов; здесь некогда освоили один из самых миниатюрных («шпионских») аппаратов «Минокс»; здесь производили радиоаппаратуру, непревзойденную и ныне в ширпотребе по целому ряду основных параметров; здесь выполнялись крупные оборонные заказы…
Вот так. Но это всё, увы, - дела давно минувших дней…
Печальная картина, братья прибалты…
 (523x698, 172Kb)