бессонница.

В колонках играет - тишина
ну вот и снова ночь.снова ночь в которую я не могу уснуть.так тихо.наконец то соседи выключили свою дрель.еще одни перестали орать.другие заткнули свою собаку.в доме напротив редеют окна в которых еще бодурствует свет.а вот и у меня перегорела лампа.ну что ж.буду сидеть при свете монитора.обидно что книгу уже не почитать.а как хорошо сидеть на прохладном подоконнике,читать и изредка поглядывать на убывающую луну.
схдила на кухню налила кофе.в отличии от других кофе для меня противоположность энергетику.может все таки спать захочу.
а лучше всего не спать летом.просидишь так до 6 утра за книгой.а вот уже и рассвет.откроешь окно,свесишь ноги в пустоту 8-го этажа и смотришь на восходящий круг солнца.подует легкий утренний летний ветерок..и захочтся летать.
ночью просыпается моя творческая натура..хочется рисовать,писать стихи,песни..но только не спать.и вот очередной стих окочен.в итоге все эти тетради будут заботливо выброшены мамой как лишняя мукулатура.поначалу было обидно.сейчас привыкла.ведь по большей части в рисунках и стихах я выражаю эмоции.пишу о том о чем думаю.рисую то что хочется.
как мало выпадает случаев побродить по ночной москве.не в поисках приключений на свою и так многострадальную жопу.а в поисках самой себя.этакая бродящяя во тьме.в одну из таких ночей принесла домой котенка.худого,облезлого,но отчаянно хватающегося за жизнь.в итоге был откормлен мной и отдан мамой одной из каких то знакомых.а теперь он большой красивый кот.выжил.а был самым маленьким из всех.но все таки выжил.
и я думаю что при любых жизненных ситуациях нельзя опускать руки.надо бороться.за себя и свое счастье.даже если этот кусок счастья придется выгрызть у кого то из горла..

Бессонница

Фандом: Комиссар Рекс
Пейринг: Рихард/Штокинигер (Штоки)
Саммари: Рихард размышляет о жизни... вместо того чтобы спать!
Предупреждение: AU... Другая реальность, в которой никогда небыло никакой Сони, и вообще женщин в жизни Рихарда. А Штокингер не такой наивный "мальчик", и знает себе цену. И Рекс появился в их жизни совсем по другому...

Мне не спится. Организм не выдерживает, мозг продолжает работать, и сон не идет. Я полежал на одном боку, на втором, на третьем… побрел на кухню, выпил стакан воды… даже хотел принять снотворное, но его не оказалось в аптечке. Да и кому его купить, если все постоянно в делах?
Рядом мирно посапывает Штоки… Ему, наверное, уже третий сон снится. Сегодня он как всегда выложился на полную. Странно, что он всегда так бодр. Хотя, нет, это как раз не странно… С тех пор, как он развелся и переехал ко мне, он словно помолодел лет на двадцать.
А я старею с каждым днем… Снова начал курить, снова легкие забарахлили. И каждый день я получаю длинные тирады о вреде курения. В последнее время мой любовник просто помешался на правильном образе жизни. Здоровое питание, никакой химии… Хотя, не уверен, что тройной кофе, который он поглощает каждое утро, входит в этот рацион.
С моей стороны кровати, тумбочка с огромной пепельницей, хотя я и обещал курить во дворе, коробком спичек, и полупустой пачкой сигарет. Никакого намека на здравый смысл… Ну за что он меня любит, а?! Не мог же один раз все так кардинально поменять! Подумаешь, выпил немного, расслабился, и пригласил своего подчиненного потанцевать… Кто ж знал, что он так хорошо танцует? Кто ж знал, что он вообще согласится?! Но он согласился. Встал, глядя в мои косые глаза, и совершенно серьезно принял предложение. Мы танцевали, обняв друг друга под какой-то медленный романтический танец, слившись с танцующими парочками. Конечно, совсем слиться не удалось, потому что из всех танцующих пар, мы были единственной – однополой... Помню, как Штокингер положил мне голову на плечо, помню запах его одеколона, помню, как не удержался и прикоснулся к его шее губами… Хотя, как потом оказалось это стоило ему ссоры с женой. «За засос на той самой шее». Память мне изменяет, но, видимо, я не ограничился одним прикосновением. На следующее утро его глаза были похожи на два лазурита, поблескивающих на солнце. Не в том смысле, что у меня…, он-то не пил со всеми. А в том, как прошла вторая часть предыдущего вечера. И в том, как он смотрел на меня своим похотливым взглядом. Даже Хелл пару раз довольно громко кашлянул в его сторону, неодобрительно глядя на коллегу.
Как он это воспринял, остается только догадываться. Потому что с тех пор, он ни разу не упоминал ту вечеринку. А мы старались при нем не зажиматься. То есть, на работе мы вели себя, как подобает. То, что мы творили дома, было и осталось нашим личным делом, в которое мы решили никого не посвящать. Правда, я почти сразу проболтался Максу. Вернее, это он меня «вывел на чистую воду». Он уже давно заметил мое пренебрежение женщинами, и то, как я поглядываю то на одного, то на другого молоденького официанта, обслуживающего наш столик. Но старый мудрый полицейский не повернулся ко мне спиной. Наоборот, он заметил, что Штокингер замечательный парень, и что мне очень повезло, что мы, наконец, нашли друг друга.
- Понимаешь, Риччи, - говорил он мне, - человек сам хозяин своей судьбы, и кем бы она не была размерена, только ты можешь ее менять. И поэтому Штокингер развелся, потому что полюбил тебя. Так что не смей себя винить за то, что разрушил чью-то семью. Он сам так решил, и теперь он – твоя семья, а ты – его.
И я, наконец, в это поверил.
Штокингер сначала был недоволен тем, что о нас знает мой бывший шеф. Но, поразмыслив, согласился, что на него можно положиться в плане сохранения тайны.
Не удалось «скрыться» и от наблюдательного патологоанатома. Лео сразу просек, что тут созрело. Он не был на том вечере, но это не помешало ему увидеть нас в одном загородном кафе. Как он сказал, у него там тоже была тайная встреча…
Но на мое удивление, он лишь улыбнулся, и сказал, что мы хорошо смотримся вместе. С кем он там встречался, мне так и не довелось узнать, так как Лео деликатно увиливал от расспросов. И, не смотря, на его почти детское любопытство наших со Штокингером отношений, я был абсолютно уверен, что и он ничего никому не расскажет.
А спустя какое-то время, и Хеллерер перестал «обходить нас стороной». Хотя, ему все еще неловко смотреть на то, как Штокингер сидит у меня на руках, игриво поглаживая мои волосы. Разумеется, у меня на кухне за дружеской баночкой пива…
На мой день рождения Штокингер преподнес мне необычный подарок. Необычный в том плане, что по всем правилам его природы, он терпеть их не может. Кого их? Да, собак, разумеется! А он мне подарил именно собачку. Маленькую, мягонькую немецкую овчарку. Я его назвал Рекс. Сейчас он спил на своем матрасе в соседней комнате… Я до сих пор не могу поверить, что Штоки свершил этот подвиг. Перешагнул через свою неприязнь к животным, и подарил мне щенка!
Не удержав свои эмоции, я тянусь к нему, и обнимаю… и вот тут-то звенит будильник, давая понять, что ночь прошла и начался новый день.