.15

Антон Чехов, русский писатель

Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяносто девяти из ста нет ума.
Бездарен не тот, кто не умеет писать повестей, а тот, кто пишет и не умеет скрывать этого.
В семейной жизни главное - терпение. Любовь продолжаться долго не может.
Все знают и все понимают только дураки и шарлатаны.
Даже болеть приятно, когда знаешь, что есть люди, которые ждут твоего выздоровления, как праздника.
Доставляет удовольствие только то, что не нужно.
Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, ничего не делай.
Если вы будете работать для настоящего, то ваша работа выйдет ничтожной; надо работать, имея в виду только будущее.
Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай сам и вникай.
Когда я женился, я стал бабой.
Чиновники размножаются, как поганки, - делением.
Никогда не рано спросить себя: делом я занимаюсь или пустяками?
Когда я перестал пить чай с калачом, то говорю: аппетита нет! Когда же перестал читать стихи или романы, то говорю: не то, не то!
У насекомых из гусеницы получается бабочка, а у людей наоборот: из бабочки гусеница.
Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.
Критиканы - это обычно те люди, которые
были бы поэтами, историками, биографами, если бы могли, но испробовав свои таланты в этих или иных областях и потерпев неудачу, решили заняться критикой.
Кто испытал наслаждение творчества, для того все другие наслаждения уже не существуют.
Ложь - тот же алкоголизм. Лгуны лгут и умирая.
Медицина учит, что холостяки обыкновенно умирают сумасшедшими, женатые же умирают, не успев сойти с ума.
Настоящий мужчина состоит из мужа и чина.
Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-либо.
Смерть страшна, но еще страшнее было бы сознание, что будешь жить вечно и никогда не умрешь.
Там хорошо, где нас нет: в прошлом нас уже нет, и оно кажется прекрасным.
Университет развивает все способности, в том числе - глупость.
Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.